Вправе ли потерпевшая сторона требовать выплаты от страховщика страхового возмещения в пределах лимита страхования по двум договорам ОСАГО (тягача и прицепа)?

 

 

 

Поджимают сроки?

 

 

Не нашли что искали

Консультация предоставлена 05.08.2015 г.

 

Грузовой автомобиль, принадлежащий предприятию на праве собственности, попал в ДТП 09.10.2014. Виновником указанного ДТП признан водитель другого грузового автомобиля с прицепом (автопоезда), который нарушил правила дорожного движения. Тягач и прицеп застрахованы в одной страховой организации, но принадлежат двум разным владельцам - физическим лицам. Непосредственно вред причинен в результате столкновения (наезда) прицепа при движении автомобиля виновника задним ходом. Сумма причиненного ущерба превысила 300 000 руб. Страховщиком в добровольном порядке выплачено лишь 82 000 руб. В акте о страховом случае, составленном страховой компанией, в качестве транспортного средства причинителя вреда указан прицеп.

В соответствии с п. 49 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.01.2015 N 2 "О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" с 01.10.2014 (с даты вступления в силу Указания Банка России от 19.09.2014 N 3384-У) вред, возникший в результате дорожно-транспортного происшествия при совместной эксплуатации тягача и прицепа в составе автопоезда, считается причиненным посредством одного транспортного средства (тягача). Однако, вероятно, в тексте данного пункта допущена опечатка в дате вступления в силу названного Указания (вместо 11.10.2014 указано 01.10.2014).

Вправе ли потерпевшая сторона требовать в данной ситуации выплаты от страховщика страхового возмещения в пределах лимита страхования по двум договорам ОСАГО (тягача и прицепа)?

Как официально доказать наличие ошибки в п. 49 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.01.2015 N 2 "О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" в случае рассмотрения спора в судебном порядке?

 

 

Обязательное страхование гражданской ответственности владельцев транспортных средств

Прежде всего отметим, что с 1 сентября 2014 года обязанность по страхованию гражданской ответственности владельцев прицепов к транспортным средствам, за исключением принадлежащих гражданам прицепов к легковым автомобилям, исполняется посредством заключения договора обязательного страхования, предусматривающего возможность управления транспортным средством с прицепом к нему, информация о чем вносится в страховой полис обязательного страхования (п. 7 ст. 4 Федерального закона от 25.04.2002 N 40-ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" (далее - Закон N 40-ФЗ), п. 1 ст. 5 Федерального закона от 21.07.2014 N 223-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" и отдельные законодательные акты Российской Федерации").

До введения указанного пункта в действие гражданская ответственность владельцев прицепов была предметом отдельного договора страхования (далее - договор ОСАГО), так как в целях применения норм страхового законодательства они относились к категории самостоятельных транспортных средств, предназначенных для перевозки грузов (ст. 1 Закона N 40-ФЗ, ст. 2 Федерального закона от 10.12.1995 N 196-ФЗ "О безопасности дорожного движения", п. 1.2 Правил дорожного движения, утвержденных постановлением Совета Министров - Правительства РФ от 23.10.1993 N 1090). При этом какие-либо нормы, регулирующие вопрос выплаты страхового возмещения при причинении вреда транспортным средством с прицепом, в законодательстве отсутствовали.

 

Судебная практика

Суды общей юрисдикции

В связи с этим в судебной практике складывались различные подходы к возможности взыскания страхового возмещения сразу по двум договорам ОСАГО. Так, по мнению Верховного Суда РФ, если вред в дорожно-транспортном происшествии был причинён потерпевшему в результате совместной эксплуатации обоих транспортных средств (тягача и прицепа) в составе автопоезда, а не в результате самостоятельного, независимо от тягача, движения прицепа, то по каждому транспортному средству при наступлении страхового случая страховые выплаты должны быть произведены обоими страховщиками или одним страховщиком, если он застраховал ответственность владельца тягача и прицепа. При этом размер страховой выплаты подлежал определению в долях с учётом конкретных обстоятельств дела (вопрос 3 Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за I квартал 2012 года, утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 20.06.2012).

Указанная позиция применялась судами общей юрисдикции. Например, в определении от 13.03.2013 N 33-909/2013 Ленинградский областной суд сослался на указанный Обзор и посчитал, что страховые выплаты должны быть произведены обоими страховщиками. При этом при определении размера страховых выплат, подлежащих взысканию с этих страховщиков, суд руководствовался п. 2 ст. 1081 ГК РФ, которым установлено, что при невозможности определить степень вины доли признаются равными. В связи с этим он взыскал страховую сумму с обоих страховщиков в равных долях.

В определении Ленинградского областного суда от 08.08.2012 N 33-3230/2012 судебная инстанция указала, что прицеп, относящийся к транспортным средствам, в силу конструктивных особенностей, не может самостоятельно использоваться без механического транспортного средства (тягача). В то же время при движении в составе автопоезда прицеп оказывает соответствующее влияние на скорость, траекторию, маневренность и другие параметры движения тягача. В этой связи при совместной эксплуатации тягача и прицепа в составе автопоезда вред, причиненный прицепом в результате дорожно-транспортного происшествия, считался причиненным посредством обоих транспортных средств.

 

Арбитражные суды

Иной точки зрения придерживались арбитражные суды. Позиция Высшего арбитражного суда РФ по данному вопросу была сформулирована, в частности, в определении от 30.04.2010 N ВАС-5190/10. В нем высшая судебная инстанция пришла к выводу, что если вред причинен при следовании прицепа в составе с тягачем, оборудованным двигателем, приводящим в движение прицеп, то ответственным за вред следует признавать владельца источника повышенной опасности - тягача и страховое возмещение обязан производить страховщик, застраховавший гражданскую ответственность в связи с использованием тягача.

Именно эта позиция находила свое отражение в последующих судебных актах нижестоящих арбитражных судов (смотрите, например, решения Арбитражного суда г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 05.03.2014 по делу N А56-80061/2013, от 30.12.2013 по делу N А56-65426/2013, решение Арбитражного суда Московской области от 27.11.2013 по делу N А41-31739/2013, решение Арбитражного суда Воронежской области от 24.09.2013 по делу N А14-7927/2013). По мнению данных судов, вред, причиненный имуществу потерпевшего вследствие ДТП с участием транспортного средства с прицепом (полуприцепом), признавался страховым случаем по договору ОСАГО владельца прицепа (полуприцепа) только в том случае, если вред имуществу потерпевшего был причинен хотя и в процессе совместного следования по дороге с основным транспортным средством, но в связи с самостоятельным воздействием прицепа (полуприцепа) на имущество потерпевшего. При этом не разъяснялось, что понимал суд под "самостоятельным воздействием прицепа". Можно предположить, что имелась в виду техническая неисправность прицепа, послужившая причиной аварии.

 

Постановления Верховного Суда РФ

Поскольку с 6 августа 2014 года высшим судебным органом по делам, рассматриваемым как судами общей юрисдикции, так и арбитражными судами, является Верховный Суд РФ (ст. 19 Федерального конституционного закона от 31.12.1996 N 1-ФКЗ "О судебной системе Российской Федерации", ст. 2 Федерального конституционного закона от 05.02.2014 N 3-ФКЗ "О Верховном Суде Российской Федерации" (далее - Закон N 3-ФКЗ)), то разъяснения, содержащиеся в постановлениях его Пленума (ст. 5 Закона N 3-ФКЗ), имеют универсальное значение для судов обеих указанных систем.

Как справедливо отмечено в вопросе, в п. 49 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.01.2015 N 2 "О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" (далее - Постановление Пленума ВС РФ N 2) содержится разъяснение относительно того, что с 1 октября 2014 года, т.е. со дня введения утвержденных Банком России предельных размеров базовых ставок страховых тарифов и коэффициентов страховых тарифов, требований к структуре страховых тарифов, а также порядка их применения страховщиками при определении страховой премии по обязательному страхованию гражданской ответственности владельцев транспортных средств, вред, возникший в результате дорожно-транспортного происшествия при совместной эксплуатации тягача и прицепа в составе автопоезда, считается причиненным посредством одного транспортного средства (тягача), в связи с чем предельная страховая выплата не может превышать страховую сумму по одному договору страхования, в том числе и в случае, если собственниками тягача и прицепа являются разные лица.

 

Страховая выплата

Из данного разъяснения можно сделать вывод, что до дня введения указанных ставок и коэффициентов тарифов, требований к их структуре и порядка их применения страховщиками страховая выплата при причинении вреда прицепом в составе автопоезда могла выплачиваться одновременно как по договору ОСАГО, заключенному владельцем тягача, так и по договору ОСАГО, заключенному владельцем прицепа.

Это связано с тем, что, как уже упоминалось выше, с 1 сентября 2014 года отдельный договор ОСАГО владельца прицепа не заключается, а заключение договоров ОСАГО владельца транспортного средства с условием, предусматривающим возможность управления этим транспортным средством с прицепом к нему, на практике могло осуществляться только с момента установления Банком России в силу ст. 8 и пп. в. 1 п. 2 ст. 9 Закона N 40-ФЗ коэффициента страхового тарифа, применяемого при наличии в договоре ОСАГО соответствующего условия.

Такой коэффициент в числе прочих был установлен п. 6 Приложения 2 к Указанию Банка России от 19.09.2014 N 3384-У (далее - Указание). Следовательно, с момента вступления в силу данного Указания страховые выплаты за вред, причиненный автопоездом, могут быть взысканы только по договору ОСАГО, заключенному владельцем тягача, входившего в состав этого автопоезда.

При этом следует отметить, что в тексте постановления Пленума ВС РФ N 2 в дате вступления в силу Указания, очевидно, была допущена ошибка. Это подтверждается тем, что само Указание было принято 19 сентября 2014 года, а согласно п. 2 этого Указания дата вступления его в силу была привязана к дате вступления в силу постановления Правительства Российской Федерации о признании утратившим силу постановления Правительства Российской Федерации от 08.12.2005 N 739 "Об утверждении страховых тарифов по обязательному страхованию гражданской ответственности владельцев транспортных средств, их структуры и порядка применения страховщиками при определении страховой премии" (далее - Постановление N 739).

Постановление N 739 было признано утратившим силу постановлением Правительства РФ от 02.10.2014 N 1008 (далее Постановление N 1008). Так как последнее постановление не содержало специальных норм о вступлении в его силу, то по общему правилу оно вступило в силу по истечении 7 дней с момента официального опубликования (п. 6 Указа Президента РФ от 23.05.1996 N 763 "О порядке опубликования и вступления в силу актов Президента Российской Федерации, Правительства Российской Федерации и нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти" (далее - Указ N 763)).

Постановление N 1008 было опубликовано на "Официальном интернет-портале правовой информации" 3 октября 2014 года (http://publication.pravo.gov.ru/Document/View/0001201410030008), что признается официальным опубликованием данного акта в силу п. 2 Указа N 763. Следовательно, 7 дней с момента его официального опубликования истекли 10 октября 2014 года и оно вступило в силу 11 октября этого же года.

Из вышеизложенного видно, что дата 1 октября 2014 года не фигурирует ни в дате принятия Указания, ни в дате принятия и опубликования Постановления N 1008. Вместе с тем датой вступления в силу как Указания, так и Постановления N 1008 является 11 октября 2014 года. На основании изложенного с большой долей вероятности можно сделать вывод, что в Постановлении Пленума ВС РФ N 2 была допущена опечатка в части даты вступления в силу Указания. Поэтому такой датой следует считать именно 11 октября 2014 года.

 

Ответ подготовил:

Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ

кандидат юридических наук Широков Сергей

 

Ответ прошел контроль качества

 

Все юридические консультации